3 сентября 2016. Cizur Menor (Сисур Менор) — Zariquiegui (Сарикьеги) — Alto del Perdón (Альто дель Пердон), 780 м — Uterga (Утерга) — Muruzábal (Мурусабаль) — Obanos (Обанос) — Puente la Reina (Пуэнте-ла-Рейна), 24 км

Iglesia de San Andrés В городке всю ночь был праздник, до четырех утра играл оркестр, народ веселился. А в альберге — своя жизнь, все дружно встали в 6-00, позавтракали донативо, попрощались с оспитальеро и в 6-30 отправились в путь. Дорога медленно поднимается, открывая вид на залитую светом фонарей Памплону. Прямо на входе в деревеньку Сарикьеги — старый романский храм святого Андрея. У церкви внушительный романский портал с капителями, украшенными растительными мотивами и большим крисмоном, квадратная башня, уникальный неф с простым ребристым сводом.
Мы вышли из деревни и пошли по довольно узкой тропе между зарослями самшита и ежевики. Так дошли до источника Gambellacos, или Fuente de la Reniega. Согласно старой легенде, вычитанной в книге Juan Ramón Corpas, когда-то тут появился дьявол в виде красивого молодого человека, путешествующего в летний период. И шел паломник, умирая от жажды. Дьявол предложил воду, если паломник отречется от Бога, но паломник отклонил такое предложение. Второй раз дьявол стал искушать, предполагая отречься от Девы Марии, чтобы получить драгоценную жидкость, но опять получил отказ. В третий раз дьявол предложил отречься от апостола Иакова. Паломник, умирая от жажды, отказался от соблазна и только молился. Тогда молодой дьявол исчез в облаке серы, и вместо него появился вот этот прозрачный как хрусталь фонтан, где все могли утолять жажду.

Alto de PerdonAlto de Perdon

Alto de Perdon. «Где бы ветер меня не искал, я всегда буду верить в мудрость дорог, я всегда буду помнить начало начал…»

Ветряки на вершине Sierra del Perdón становятся все ближе, и вот мы уже у Alto de Perdon. На все четыре стороны — красивые пейзажи: убранные и запаханные поля, лента дороги, въезд в туннель, деревеньки, легкая утренняя дымка и гудящие ветряки. Бросаем рюкзаки и рассматриваем караван пилигримов, знаменитые плоские фигуры, сделанные художником Vicente Galbete. Здесь пилигримы из разных эпох представляют эволюцию пути на протяжении всей его истории. И каждый хочет сфотографироваться у ступенек этой эволюционной лестницы и чувствовать себя одним из многих тысяч пилигримов. «… can you hear the wind blow, And did you know Your stairway lies on the whispering wind. … слышишь ли ты веяние ветра, и знаешь ли ты, что твоя лестница лежит на шепчущем ветру» здесь?

Церковь в УтергеСпуск крутой по камням и кореньям, и вот первая после перевала деревня Утерга. Церковь была закрыта, висит плакатик «Tu Palabraes lus en mi Camino». В Мурусабале зашли в церковь, а потом полюбовались дворцом в стиле барокко, теперь тут какое-то заведение, связанное с производством вина. На главную площадь следующего городка Обанос проходим под остроконечной аркой. Тут церковь iglesia de San Juan Bautista, в центре площади — стилизованный крест.

ОбаносОбанос

Обанос

Согласно легенде вот что произошло в Обаносе. Когда-то принцесса Фелиция Аквитанская, возвращаясь из паломничества в Компостелу, приняла решение отказаться от прошлой жизни, остаться в Amocáin и посвятить свою жизнь беднякам Наварры. Ее брат, герцог Вильгельм, узнав об этом решении, бросился искать свою сестру. Нашел, выслушал ее отказ вернуться на родину и в ярости убил принцессу Фелисию кинжалом. Но потом герцог, полный печали и раскаяния за те жуткие действия, которые совершил, исповедал свой грех в Риме. На него была наложена епитимья: паломничество в Сантьяго. Когда же он возвращался из паломничества, то тоже отказался от той жизни, которая была у него раньше, и предпочел остаться в Обаносе как кающийся грешник, и поселился рядом с часовней Богородицы на горе Arnotegui. Образ Богородицы в этой часовне XIII века до сих пор сохранился. Каждый год, начиная с 1962, эта легенда традиционно разыгрывается как Misterio de Obanos на городской площади во второй половине августа. Начало этого или похожего праздника, собравшего множество зрителей, мы видели сегодня в Обаносе: под барабанный оркестр танцевали большие куклы, потом все двинулись в обход по городку. К сожалению, они шли не в ту сторону, в которую нужно было идти нам, и мы расстались с этим недосмотренным зрелищем. На выходе из городка желающим предлагают примериться: пройти сквозь силуэт пилигрима. 

Баскские куклыБаскские куклы''Игольное ушко'' пилигрима

Баскские куклы и  «Игольное ушко» пилигрима

В Пуэнте-ла-Рейна нас встречала скульптура модерного пилигрима. Название города переводится «Мост Королевы» и происходит от моста с шестью арками, построенного в романском стиле в XI веке через реку Арга. В то время движение пилигримов здесь становится достаточно оживленным. Постройку моста вдохновили или королева Муния Майор Кастильская, супруга короля Наварры Санчо III, или королева Эстефания, супруга короля Гарсии III. Чье женское сердце не выдержало, наблюдая самодеятельную переправу пилигримов, точно не установлено.

В церкви РаспятияНо с притоком пилигримов городок с типичной наваррской архитектурой рос, здесь был основан монастырь тамплиеров, позже отошедший к ионитам. Церковь Распятия — церковь этого монастыря, как положено в стиле, требуемом «воинами-монахами», строгая, она соединена с монастырем Святого Иоанна аркой над улицей. Здесь находится единственная позднеготическая XIV века скульптура Иисуса, распятого руками вверх, в виде буквы Y. Сделана она, предположительно, паломником из Германии.

Справа по главной улице стоит богато украшенная церковь Сантьяго XII века. Алтарь в стиле барокко рассказывает о жизни святого. Мы не можем не восхититься великолепной статуей, вырезанной из кедра, — святой Иаков, паломник, босиком, тыковка в руке, ракушка на шляпе, истощенное и аскетичное лицо. Его и называют тут beltza, черный на баскском языке, потому что статуя почернела от дыма свеч.

Iglesia de SantiagoIglesia de SantiagoIglesia de Santiago

Iglesia de Santiago

В конце улицы мы видим тот самый монументальный арочный мост через реку Арга. Мы купили продуктов и пошли в альберге ужинать. На большой площадке у альберге валялись (по-другому и не скажешь!) измученные дневной жарой пилигримы, время от времени бегая к автомату за газировкой, а постиранное высохло в миг.