Книга IV: История Карла Великого и Роланда

Сокращенный текст Хроники Псевдо-Турпина можно найти в сочинении Гумберта Романского, магистра Ордена братьев-проповедников, основанного Св. Домиником. Русское издание: Гумберт Романский. О проповеди креста: комментированный перевод на русский язык / Гумберт Романский; издание подготовлено В. Л. Портных; перевод исправлен и доработан И. А. Реморовым. - Санкт-Петербург: Алетейя, 2016. - 209 с. - (Pax Britannica).
По материалам сайта profilib.net

Удивительные деяния против сарацинов созерцал я собственными глазами, 14 лет прошествовав вместе с Карлом [Великим] и его войсками, и потому я не колеблюсь с уверенностью писать об этом.

[1]. После того, как Карл, укрепляемый небесной помощью, подчинил Римской империи различные королевства, вырвал их из рук сарацинов и, будучи утомлен великим и тяжким трудом, задумывал дать себе отдых, некто с прекраснейшим ликом явился ему в видении ночью и сказал ему: «Что ты делаешь, сын мой?». И тот: «Ты кто, господин?» А он ответил: «Я – апостол Иаков, брат Иоанна евангелиста; тело мое покоится в неведении в Галисии, которая доныне позорно притесняется сарацинами, и я удивлен, почему ты, приобретший столь много земель, не освободил мою землю от сарацинов. Извещаю тебя, что Бог избрал тебя для освобождения моей земли от рук сарацинов и посещения моей базилики, и после тебя все паломнические народы будут приходить туда до скончания века. Итак, теперь отправляйся туда как можно быстрее, ибо я буду твоим помощником во всем». Так он явился ему три раза, вследствие чего Карл, собрав войска, вступил в Испанию.
[2]. Первым городом, который осадил Карл, была Памплона, которая была чрезвычайно укреплена неприступными стенами. И, хотя он, осаждая ее три месяца, не смог взять ее, после того как он излил мольбы к Богу и блаженному Иакову, стены рухнули до основания, и он сохранил жизнь сарацинам, которые захотели креститься, остальных же убил с помощью меча. Ужаснувшиеся этими чудесами сарацины повсюду сдавали ему города и посылали дань, так что вся земля стала под данью. Посетив саркофаг блаженного Иакова, он пришел в Петрониум и воткнул свое копье в море, воздавая благодарение Богу и блаженному Иакову, который довел его дотуда.
[3]. Также, когда он взял почти бесчисленные города и поместья, сдавшиеся ему или войной, или миром, оставалась некая чрезвычайно укрепленная [крепость] под названием Люцерна, которую он не мог взять, хотя осаждал почти четыре месяца. После совершения молитвы Богу и блаженному Иакову ее стены рухнули, и до сегодняшнего дня она остается заброшенной. И некая черная пучина вод поднялась в ее середине.
[7]. Когда один воин страдал при смерти, он предписал какому-то своему родственнику, чтобы тот после его кончины продал его коня и раздал вырученные деньги на милостыню. После его смерти, когда над ним были совершены таинства, его вышеупомянутый родственник продал коня и растратил его цену на еду и выпивку. По прошествии же тридцати дней умерший явился ему в ночном видении, говоря: «Поскольку я вверил тебе мое имущество для раздачи на милостыню, знай, что мои грехи мне отпущены и я буду в раю, но ты, поскольку ты удержал мою милостыню, знай, что завтра пойдешь в ад». После этого он исчез. Когда же тот, чрезвычайно потрясенный, наутро рассказал о видении и войско беседовало между собой о таком деле, вдруг внезапно в воздухе над ним раздались крики, словно рев львов, волков и телят, и тотчас он был схвачен из среды окружавших его; четыре дня его искали, и нигде не нашли. Только после того как войско 12 дней продвигалось по пустыне, его бездыханное и разбитое тело было найдено на вершине какой-то горы, отстоящей на четыре дня ходьбы, подъем на которую составляет три лье.
[8]. Когда Карл на следующий день должен был сражаться с Айголандом, некоторые из его воинов, готовя накануне вечером свое боевое оружие, воткнули свои копья в землю на лугах возле лагеря. Рано утром их нашли украшенными корой и листвой, а все эти воины, на следующий день погибнув в бою, обрели славу мучеников. В память об этом чуде копья обрезали на уровне земли, и корни, которые оставались, потом проросли в большие кустарники.
[12]. Когда между Айголандом и Карлом был заключен договор о том, что при сражении между нашими и ними лучшей будет считаться вера того, кто одержит победу, тогда, последовательно посылая 20 против 20, 40 против 40 и 100 против 100, наши всегда одерживали победу.
[13]. Видя это, по заключении перемирия Айголанд пришел к Карлу, чтобы принять крещение самому и тем его людям, кто желал. Когда же во время обеда Карла он увидел несходства епископов, монахов и других возлежавших при его дворе, и на его вопросы Карл отвечал про каждого, кто это был, тогда он наконец спросил про 13 нищих, которые в жалкой одежде презренно ели на земле, кто это такие. Карл ответил ему: «Это народ Божий, посланники Господа нашего Иисуса Христа, которых мы, по обычаю, ежедневно кормим». Тогда он ответил: «Находящиеся рядом с тобой и твои люди счастливы, и питаются счастливо, и пьют, и одеваются. Те же, кого ты называешь людьми твоего Бога и Его посланниками, отчего они погибают с голоду, и одеваются плохо, и находятся от тебя далеко, и с ними обращаются столь постыдно? Плохо служит своему Господу тот, кто столь постыдно принимает Его посланников. Ты показываешь тем самым, что твой закон ложный». И, получив разрешение, он вернулся к своим, и, отказавшись креститься, объявил Карлу на следующий день битву.
[16]. Также когда Карл шел на бой с неким значительным сарацинским властителем по имени Фурре, он попросил Господа, чтобы тот показал ему, кому из его воинов предстоит умереть в бою. На следующий день, когда войска вооружились, красный знак креста появился на плечах тех, кому предстояло умереть. Увидев это, Карл запер их в своей молельне числом почти сто пятьдесят. Однако когда битва закончилась и вышеупомянутый властитель был убит, были найдены и они мертвыми в часовне, и не лишились мученичества, пусть даже оно лишилось их.
[18]. Когда в одной из битв сарацины устроили, чтобы рядом с каждым их всадником был один человек в маске с устрашающим изображением, и чтобы у него был устрашающе звенящий бубен, и, приходя в таком виде, они устрашали наших коней, так что те убегали вопреки воле всадников, тогда на следующий день Карл приказал, чтобы все наши закрыли глаза своих коней и крепко заткнули им уши, и, пойдя в таком виде против сарацинов, они одержали победу.
[21]. Когда какие-то сарацинские властители для совращения наших среди других дарений отправили нашим сладчайшее вино и тысячу весьма прекрасных сарацинских женщин и некоторые из наших предались пьянству и разврату как с этими сарацинскими женщинами, так и с другими, которых они привели из Франции, тогда спустя некоторое время сарацины благодаря предательству Ганалона одержали над нашими победу в Ронсевале, где погибли бойцы. И Роланд, и наши, введенные в крайнее замешательство, пусть они и были бойцами, и другие добрые мужи не предались вышеупомянутым утехам.
[23]. В войске Карла было принято, что все бойцы укреплялись причастием и исповедью от рук бывших там епископов и монахов, прежде чем вступить в сражение.
Молитва Роланда перед смертью: «Господи Иисусе Христе! За Твою веру я оставил мое отечество и пришел в эти варварские пределы для возвышения Твоей веры и, укрепленный Твоей помощью, одержал победу в войнах с многими вероломными, и вынес бесчисленные оплеухи, падения, ранения, бесчестия, насмешки, усталость, жару, морозы, голод, жажду, тревоги, и Тебе в этот час я вверяю свою душу. Кроме того, я исповедую, что позволительно назвать меня грешником, но Ты, кто пожалел врагов, кто простил и женщине, взятой в прелюбодеянии <ср. Ин. 8:3>, и Магдалине, и плачущему Петру, кто открыл врата рая исповедовашемуся разбойнику, не откажи мне в прощении прегрешений и соблаговоли оживить мою душу в вечном покое». И держа кожу и плоть возле груди, он сказал: «Я исповедую и верю, что в сей плоти узрю Тебя, Бога <Иов 19:26>, Спасителя моего». Трижды взявшись за свою плоть, он три раза положил свои руки на глаза и сказал: «И глаза эти увидят Его» <Иов 19:27>. И, вновь открыв глаза, он стал взирать на небо, и осенять все свои суставы и свое тело знаком креста, и стал говорить: «Теперь все земное становится ничтожным, поскольку Христос дарует мне видеть то, чего не видел глаз, и что не приходило на сердце человеку» <1 Кор. 2:9>. Затем, распростерши руки, он вознес молитву за других, умерших в сражении, говоря: «Пусть благоутробное милосердие Твое придет на Твоих верных, умерших сегодня в сражении, которые пришли из дальних краев к этим варварским народам для возвышения святого имени Твоего и провозглашения веры Твоей! Ныне же они лежат, убитые руками сарацинов. Пошли архангелов, которые отведут их души в Царствие Небесное, поскольку они смогут царствовать вместе с твоими мучениками во веки веков, о Живущий и Царствующий с Богом Отцом и Святым Духом во веки веков!».
[25]. Когда душа блаженного Роланда выходила из тела, а я, Турпин, отправлял мессу по умершим в присутствии Карла в долине Карла, тогда, впав в исступление, я услышал хоры, поющие в небесах. И когда они прошли наверх, появились после них идущие отвратительные воины, будто бы несущие награбленное. Тогда я спросил: «Что вы несете?» «Мы, – сказали они, – несем Марсилия в ад. Трубача же вашего со многими другими Михаил несет наверх». Когда по завершении мессы я рассказал об этом королю, появился Балдуин на лошади Роланда, рассказав о свершившемся и о том, что он оставил Роланда в агонии на горе; и вскоре, в то время как все кричали «Назад!», «Назад!», сначала нашел Карл Роланда, лежащим замертво, навзничь, с руками, сложенными на груди крестообразно. Тогда он накинулся на него и со слезами, стонами и непередаваемыми вздохами воскликнул: «О моя правая рука, украшение галлов, меч правосудия, несгибаемое копье, искуснейший в сражениях, сильнейший из сильных, разрушитель сарацинов, защитник христиан, стена клириков, посох сирот, пища для вдов, восстановление для бедняков, поддержка для церквей, язык, не ведающий лжи, вождь войска верных! Почему я привел тебя в эти края? Почему я не умер вместе с тобой? Увы, что мне делать! Иди вместе с ангелами, радуйся с мучениками, веселись со всеми святыми!»
[26, 27, 29]. Итак, торжественно и благоговейно совершив похороны, на рассвете они, снарядившись, пошли на поле сражения на Ронсеваль и нашли своих друзей или мертвыми, или смертельно ранеными. Оливера нашли лежащим навзничь в форме креста.
Пока король гнался за сарацинами, солнце стояло недвижно, и день продлился почти до продолжительности трех дней. И, найдя их и убив четыре тысячи, он вернулся и приказал растянуть предателя Ганалона четырьмя самыми дикими конями на четыре стороны света. Многие же проявили заботу о телах дорогих им людей, принося на места захоронений различные благовония. А блаженного Роланда король приказал похоронить в Блае в церкви Святого Романа, которую прежде он построил и направил туда регулярных каноников, и возвеличил эту церковь своей царской щедростью.
[30]. И так он вернулся, вознеся молитвы к блаженному Дионисию за остальных, кто погиб в Испании в войне с сарацинами. Следующей ночью ему явился блаженный Дионисий, говоря, что он вымолил прощение всех грехов для тех, кто по примеру его [Карла] честности погибли в войне с сарацинами.
[32]. Когда я, Турпин, дошел с королем до Вьенна, и он продвигался далее по Франции, а я остался из-за болезни, и в один из дней молился пред алтарем и произносил псалом «Боже, в помощь мою вонми» и т. д, тогда я впал в исступление, и вот показалась толпа бесчисленных уродов, о которых ранее уже говорилось. Когда же я увидел одного из них, похожего на эфиопа, шедшего последним и более медленно, я сказал ему: «Куда вы направляетесь?» И он ответил: «В Аахен на смерть Карла, чтобы утащить его дух в Тартар». Я сказал: «Заклинаю тебя именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы вы, возвращаясь, держали путь через меня». Тогда, немного задержавшись, они вскоре – как только вышеупомянутый псалом был закончен – вернулись в том же порядке, и я сказал последнему, с которым говорил прежде: «Что вы сделали?». Он сказал: «Обезглавленный галисиец положил на весы столь много и столь больших камней и поленьев, что хорошее перевесило плохое, и таким образом он отобрал его у нас». И, сказав это, он исчез. После этого, когда ко мне пришел вестник о его смерти, я узнал, что он преставился в день вышеупомянутого видения.