Расцвет и упадок Пути

Первые паломники и установление маршрута

Древнейшим маршрутом, ведущим в Компостелу считается Камино Примитиво из Овьедо, следующий маршрутом, которым ехал к только что явленной гробнице Апостола король Альфонсо II.

Первое письменное упоминание паломничества к Св. Иакову относится к 930 г., когда этим путем прошел немецкий клирик; имя его неизвестно, но известно, что по дороге в Компостелу он остановился в бенедиктинском монастыре Райхенау (на Боденском озере), о чем в монастырских анналах сохранилась запись. В 950 г. паломничество совершил епископ Пуи-ан-Веле Годескальк: Gostiscalco episcopo qui gratia orationis egressus a partibus Aquitaniae devotione promptissima magno comitatu fultus ad finem Gallaecie pergebat concitus, Dei misericordiam sanctique Iacobi apostoli suffragium humiliter imploraturus. В 959 г. в Компостелу прибыл аббат монастыря Св. Цецилии де Монсеррат Сезарио.

Поначалу маршрут к Сантьяго-де-Компостела не был закреплен, однако первые паломники предпочитали следовать вдоль оставшихся со времен Римской империи мощеных дорог. Лишь по мере того, как росли новые города, паломники стали предпочитать обжитые места безлюдной протяженности некоторых фрагментов старых римских дорог. Через Пиренеи, как и теперь, вели два пути. Один следовал по Via Aquitana, римской дороге из Испании в Аквитанию: через перевал Сен-Жан-Пье-де-Пор (римск. Imo Pyreneo), долину Ибаньеты (Summo Pyreneo), через окрестности Бургетты (Turissa) в Памплону (Pompelone). Другой следовал еще одной римской дорогой (via xxxiii) через перевал Сомпорт, Борс (Borcium), Осписио-де-Санта-Кристина (Hospitalis Sante Cristine), Канфранк (Camfrancus), Хаку (Jacca), Тьермас (Termas), Монреаль (Mons Reellus) в Пуэнте-ла-Рейну (Pons Regine) - этот вариант сейчас называют Арагонским путем. После Памплоны паломники уходили южнее относительно Via Aquitana, встречаясь с продолжением дороги из Италии в Испанию (de Italia in Hispanias), приходившей с юго-востока из Таррагоны (Tarracone) и Сарагосы (Caesaraugusta) и заканчивавшейся в Асторге (Asturica Augusta). Вдоль нее пилигримы шли через Сересо (Segasamunclo) и Бревиеску (Virovesca) и уже после Бургоса снова возвращались на Via Aquitana. Маршрут Via Aquitana следовал через Тардахос (Teobrigula), проходил через Сасамон (Segisamone), то есть севернее современного камино, затем через Каррион-де-лос-Кондес (Lacobricam), где путь снова далее разветвлялся на варианты через Леон или напрямую в Асторгу. После Асторги до Какабелоса (Bergido) можно было следовать римской дорогой из Асторги в Брагу (Bracara Augusta), но далее она уходила на юг, тогда как паломники продолжали следовать на запад.

Путь вдоль Via Aquitana был доступен для христиан уже в начале X в. - христианские правители того времени (король Наварры Санчо I Гарсес, король Астурии Ордоньо II  и король Леона Альфонсо III) в 918-920 гг. отвоевали у арабских завоевателей значительную часть риоханских земль. К середине X в. испанцы укрепились на реке Дуэро, и проход через Месету также стал более безопасным.

Впоследствии испанские короли, стремясь привлечь растущий поток паломников, стали пролагать новые пути через свои владения в пику политическим противникам. Так, Санчо III Гарсес Великий, король Нахеры и Наварры с 1000 по 1035 гг., велел паломникам следовать через Нахеру. К его правлению относится первая запись, описывающая маршрут, которым следовали паломники: через горы Пиринейские до замка в Нахере, а затем отклоняясь в сторону Алавы из-за страха перед арабами. Почти столетием позднее расстрановка сил изменилась, и в 1095 г. Альфонсо VI Храбрый, король Кастилии с 1072 по 1109 гг., провел камино через Логроньо и Санто-Доминго-де-ла-Кальсада, где между Наваретте и Трисио также проходила старая римская дорога. (Сейчас Трисио не на камино, но, проходя по мосту через речку Нахерилью, что в Нахере, паломник следует тем древним маршрутом. Найти следы римских дорог можно, идя по Тьерра-де-Кампос между Кальсадильей и Рельегос, или свернув на альтернативный вариант пути через Вильяр-де-Масарифе после Леона).

Началось благоустройство пути: пролагались дороги, строились мосты, устраивались приюты для паломников. Вдоль пути стали возникать первые храмы, монастыри, некоторые из которых сохранились и до наших дней: приют в Ронсесвальесе, церковь Св. Марии Эунанте (Iglesia de Santa María de Eunate) середины XII в. на Арагонском пути, церковь Гроба Господнего (Iglesia del Santo Sepulcro) конца XII в. Торрес-дель-Рио, церковь Св. Мартина Турского (Iglesia de San Martín de Tours) второй половины XI в. во Фромисте, церковь Св. Марии дель Камино (Iglesia de Santa María del Camino) XII в. в Каррион-де-лос-Кондесе и др. Именно по этой веренице романских храмов и по упоминаниям мостов, приютов и госпиталей для паломников можно проследить, каким маршрутом следовали средневековые пилигримы.

Однако популярность тех или иных маршрутов в Компостелу была связана с не только с наличием старых римских дорог, но и с политической обстановкой. Так в X в. из-за набегов викингов стал опасен и сложно проходим прибрежный Северный путь,  а во время Столетней войны (1337-1453 гг.) меньше паломников шло Французским путем, предпочитая путешествовать морем - так возросла популярность Английского пути (из А-Коруньи или Ферроля).

Рост популярности Пути

Новая веха в истории Пути Святого Иакова, с которой связан дальнейший рост его популярности, обозначена созданием в середине XII в. так называемого Каликстинского Кодекса, положившего начало потоку паломников из Франции и других европейских стран по дороге, известной по сей день как Французский путь.

В это же время папа Каликст II ввел так называемые "святые" или "священные" годы. Тем, кто совершал паломничество в год, в котором день памяти апостола Иакова (25 июля) выпадал на воскресенье, отпускались все грехи. Церковный собор 1576 г. подтвердил, что паломники, пришедшие в Собор Святого Иакова 25 июля, причастившиеся и исповедовавшиеся, получат полное отпущение грехов. Распространилось поверие, что паломничество к мощам Св. Иакова вдвое сократит время, назначенное в Чистилище.

Число средневековых паломников, прошедших Путем Св. Иакова, поражает воображение. Например, в 1395 г. в Компостелу пришло шестьсот паломников из одного лишь Бристоля. В 1428 г. в Англии было выдано 2460  "креденсиалей". (Кстати сказать, Лондонский Тауэр до сих пор имеет право взимать с каждого англичанина, совершившего паломничество в Сантьяго, налог в размере шести пенсов). На справлявшуюся в Бургосе свадьбу Эдуарда I, короля Англии с 1272 по 1307 г., и Элеоноры Кастильской в качестве почетного караула были приглашены английские паломники, и прибыли они в таком множестве, что французы заподозрили английское вторжение.

Когда захват турками-османами Константинополя в 1453 г. закрыл для христиан доступ в Святую Землю, значение европейских паломнических маршрутов, в том числе Пути Святого Иакова, возросло.

Однако, как и теперь, паломничество было не только религиозным свершением, но и способом повидать мир. Некоторые средневековые тексты жалуются на буйное поведение разноязычных толп паломников.

Символы Пути

Первые пилигримы приносили с берегов Атлантического океана раковины pecten maximus, которые стали известны по всей Европе как гребешки Св. Иакова. (Несколько ракушек pecten maximus были найдены в археологических раскопках на территории России: в Старой Руссе, Витебске, на Шепетовском городище). Моллюсков, вероятно, употребляли в пищу, а раковину использовали в пути как черпак или чашу. Вскоре гребешок Св. Иакова превратился из сувенира в символ паломничества, знак, по которому паломников узнавали. В Сантьяго ювелиры стали продавать раковины, изготовленные из серебра, меди, олова или свинца. В 1200 г. архиепископ Компостелы Педро Суарес де Деса договорился "ракушечниками" об установлении концессии на производство и продажу ракушек: из каждых ста 28 принадлежали церкви,  а оставшиеся 72 распределялись на откуп между мастерами. Через некоторое время символы пути начали подделывать – известны папские буллы, грозящие таким "неавторизированным производителям" отлучением от церкви.

Идентификация и самоидентификация паломников была насущным вопросом: паломников охотно устраивали на постой как в приютах, так и в частных домах - в отличие от бродяг; паломники не платили подати при пересечении мостов, бродов и другого рода феодальных границ - в отличие от торговцев; паломников не задерживали как иноземных шпионов. Поэтому во многих городах на пути можно было приобрести разнообразные знаки, фибулы и пр. (практически, современные сувенирные значки), подтверждавшие статус паломника. В частности, подобные знаки (названные по латыни speculae) упоминаются в грамоте Хайме I Завоевателя, короля Арагона с 1213 по 1276 гг.: церкви и приюты этого королевства выдавали паломникам свинцовые пломбы с оттиском печати, которые те нашивали на свои одежды. Церковные власти в некоторых странах выдавали паломникам "рекомендательные письма", аналог современных креденсиалей.

Необходимость более строго учета паломников возникла в XII в. после того, как паломничество перестало быть исключительно добровольным проявлением христианской набожности. Совершение паломничества теперь предписывалось как церковью в качестве епитимьи, так и гражданскими судами как один из вариантов наказания. В некоторых случаях паломничество могло спасти преступника от смертной казни. Такие паломники должны были нести орудия или символы своего греха: убийца шел с болтающимся на шее орудием убийства, еретик нес желтые кресты на груди и на спине, и естественно, повсюду их встречало совсем иное отношение и со стороны паломников, и со стороны местных жителей. Возникла практика совершения паломничества "по доверенности", в духовных интересах нанимателя. В некоторых случаях совершение паломничества к гробнице Св. Иакова было необходимым условием для вступления в наследство. Поэтому в XIII в. появились первые "доказательные письма" с печатями и подписями капитула Собора Св. Иакова, предшественники современной компостелы.

Известные паломники

Путем Св. Иакова ходили не только простолюдины, но и люди весьма знатные, и даже короли: Санча Раймундес, сестра Альфонсо VII (1149 г.), король Франции Людовик II (1154 г.), король Арагона Хайме I Завоеватель, король Португалии Санчо II (1244 г.), король Португалии Мануэл I Счастливый и Святая Изабелла Португальская (1325 г.), католические монархи - королева Изабелла I и король Фердинанд II  (1486  г.), император Священной Римской Империи Карл V Габсбург, Филипп II и др.

Несколько святых также прошли Путем Св. Иакова. В 1174 г. Св. Бона Пизанская, вернувшись из Святой Земли, получила во сне повеление присоединиться к группе паломников, направляющихся в Компостелу, и поддержать их духовно на их пути. Еще одна итальянская святая, Св. Веридиана, совершила паломничество в 1208 г. и привезла из Сантьяго гагатовый образок Св. Иакова, который до сих пор хранится как реликвия во Флоренции. В 1213-1215 гг. паломничество в Сантьяго-де-Компостела совершил Св. Франциск Ассизский. (В память о 800-летнем юбилее этого паломничества в 2014-2015 гг. паломники могли получить в Сантьяго в дополнение к компостеле так называемую "францискану"). Св. Изабелла Португальская поднесла в дар ко дню Св. Иакова корону и дорогое облачение, а сама получила от архиепископа Сантьяго паломнический посох и суму, которые берегла при жизни и унесла с собой в могилу. В 1341 г. в паломничество к Св. Иакову отправилась Св. Бригитта Шведская вместе со своим мужем Ульфом (можно сказать, что это была семейная традиция - дед и отец Бригитты также побывали в Компостеле). Именно на Пути Св. Иакова ей впервые явилась Дева Мария.

Упадок Пути

Эпидемии, такие как "Черная смерть", прокатившиеся по всей Европе XIV в., или бубонная чума 1560 г., породили недоверие к чужакам, инородцам, и, вероятно, в том числе паломникам. И все же в истово верующем обществе Путь Св. Иакова не мог в одночасье утратить свою значимость. Упадок пути приходится на XVI-XVII вв., когда с началом Реформации, а затем Контрреформации Европа раскололась на два враждующих лагеря: католиков и протестантов, ведущих религиозные войны, последней в череде которых стала Тридцатилетняя война (с 1618 по 1648 год). Естественно, что в этот период европейские границы закрылись для паломников, попадавших под подозрение обеих участвующих в конфликте сторон.

Изгнание евреев (Альгамбрским декретом 1492 г.), революция цен, вызванная небывалым притоком золота и серебра из Америки, огромные военные расходы - все это нанесло удар по экономике Испании. Приюты наводнили нищие и мошенники-кокийяры (coquillards), выдававшие себя за паломников. Так, например, в 1584 г. семинария в Каррион-де-лос-Кондес обратилась с ходатайством к королю о передаче ей странноприимного госпиталя, объясняя свою просьбу тем, что паломничество потеряло свою значимость, и довольствие и имение тратится на нищих и совершенно безбожных личностей, которые переходят из приюта в приют в окрестностях города, проедая предназначенные для пилигримов средства. Король согласился передать странноприимный госпиталь семинарии, однако с условием, что когда паломнический путь снова станет многолюдным, здание должно быть возвращено. (Известно, что так и произошло в XVIII в.).

О том, что политическая значимость культа Св. Иакова и значение Пути упало, говорит и тот факт,  что в начале XVII в. предлагалось сделать покровительницей Испании недавно (в 1614 г.) причисленную к лику святых Терезу Авильскую (1515-1582). Впрочем, после долгих споров консервативная фракция одержала верх, и Св. Икаков остался официальным покровителем Испании.

Среднее число паломников, приходящих ежегодно в Сантьяго в XVII-XIX вв. оставалось районе 100 человек (за исключением "святых" лет, когда оно достигало 600 или даже 1000), однако состав их заметно изменился. В 1630-1660 гг. более 56% паломников составляли французы, чуть меньше 24% испанцы, более 6% фламандцы, около 5% португальцы, 3% итальянцы, 2% ирландцы, 1,5% немцы. В 1807-1825 гг. преобладающее большинство составляли испанцы (71%) и португальцы (чуть менее 15%), а доля паломников из других европейских стран (кроме 7% итальянцев и 5% французов) не превышала 1%. В дальнейшем число паломников продолжало падать: с 1825 по 1884 г. путем Св. Иакова прошли 5775 паломников, и годовое число пилигримов больше не подымалось до 100 человек.

(Автор материала: Мария Скляр)