Чудо повешенного и ожившей курицы

Легенда о повешенном встречается в разных концах Европы, и хотя святые заступники и обстоятельства видоизменяются от  города к городу, общая канва остается неизменной.

Наиболее древней, вероятно, стоит считать версию чуда Св. Иакова, записанную в Каликстинском Кодексе:

В год от Рождества Христова 1090-й, некие немцы, следующие Путем Св. Иакова, прибыли в Тулузу со всеми своими немалыми богатствами и поселились в доме местного богача, скрывавшего под овечьей шкурой гостеприимства злую натуру. Он принял паломников как полагается, если не считать того что с лживым радушием подливал и подливал им горячительных напитков. Когда опьяневших от вина и усталости путников сморил сон, хозяин подложил в суму одного из путников серебряную чашу, чтобы обвинить паломников в краже и после суда присвоить себе их имущество.

Едва пропел петух, злой богач снярядил вооруженный отряд в погоню за паломниками и сам скакал впереди, требуя вернуть украденные у него богатства.

Паломники, не зная за собой греха, сказали, что их вчерашний хозяим волен осудить любого,  у кого найдет свои вещи. Был учинен обыск, и богач привел в суд двоих паломников, отца и сына, в чьей суме была найдена чаша, а вещи их забрал себе. Судья же, ведомый состраданием, приказал помиловать одного из паломников, а другого предать смерти согласно закону. Отец, желая вызволить сына из беды, указал на себя, но сын не мог допустить, чтобы отец ппринял смерть  вместо него. Итак, сын был повешен, а отец, скорбя и рыдая, продолжил путь к Св. Иакову.

Посетив гробницу апостола, по прошествии тридцати шести дней старик возвращался обратно и заехал в Тулузу, чтобы взглянуть на тело своего повешенного сына. Стеная у виселицы, он вдруг услышал голос своего сына: "Не горюй, отец мой, а возрадуйся,  ибо радостнее мне ныне, чем в прежней моей жизни. Св. Иаков подхватил меня руками своими и оживил меня". Отец, забыв себя от радости, бегом бросился в город, призывая людей взглянуть на Божие чудо. Жители, придя под виселицу и увидев того, кого они повесили так давно, живым, поняли, что тот был осужден лишь из-за алчности богача и спасен милостью Божией.

Посему юношу с почестями сняли с виселицы, а вместо него повесили того, кто засужил смерти в глазах всего города своими злодеяниями.

В Санто-Доминго-де-Кальсада историю рассказывают так:

Паломники из Германии, пожилые родители с молодым сыном, заночевали в одном зажиточном доме в Санто-Доминго. Хозяйской дочери приглянулся юноша, она пыталась соблазнить его, но была отвергнута и решила отомстить. Она подложила в мешок юноши серебряную чашу, а на следующий день объявила о пропаже. Чашу нашли в мешке юноши, и его осудили за воровство и повесили. Но когда на следующий день (а то и вовсе после возвращения из Сантьяго), родители подошли к виселице, чтобы проститься с сыном, они увидели, что тот жив, так как св. Доминго поддерживал его, не давая веревке затянуться на шее. Они бросились к судье, чтобы рассказать о чуде, доказывающем, что сын их невиновен, и застали того за обедом. Судья высмеял паломников: мол, молодой немец не живее жареной курицы на его столе, - но тут птица встрепенулась, оперилась и ожила.

С тех пор Санто-Доминго-де-ла-Кальсада называют городом, «где запела жареная курица» (donde cantó la gallina después de asada).

А еще одна версия,  самая сентиментальная, приписывает чудо Деве Марии:

Давным давно юноша по имени Доминго отправился в путь, чтобы поклониться Св. Деве Марии в Логроньо, и вместе с родителями прибыл в Санто-Доминго-де-ла-Кальсада. Здесь отец семейства занемог, и паломничество пришлось прервать. Мать и сын каждый день приходили в собор, чтобы помолиться Деве Марии о здоровье больного. День за днем юная Жозефина, дочь местного ювелира, видела набожного юношу в искренней молитве склоненного перед  образом Богоматери, и день ото дня юноша все больше был у нее на  уме и в сердце. Узнав, какая беда постигла семейство, девушка принялась выхаживать больного. Доминго она представлялась сущим ангелом, и пылкими словами благодарности он разбередил девичье сердце, побудив добрую самаритянку открыть ему свои чувства. Однако Жозефину ждал тяжкий удар - юноша встретил ее призанание холодной отповедью, объяснив, что его сердце безраздельно отдано служению Деве Марии.

Отныне Жозефина видела прекрасного паломника только в соборе, где он молился Деве Марии о том, чтобы ее оставило любовное чувство. Но вот отцу Доминго стало лучше, и Доминго снова  пришел еще раз поблагодарить дочь ювелира, и снова услышал в ответ признания  в любви. Набожный паломник снова отверг чувства девушки, стыдя ее и упрекая в том, что она хотела приравнять низменную земную любовь к служению Деве Марии.

Бесчувственность и резкость Доминго обратили любовь в ненависть, и дочь ювелира, прощаясь, подкинула бывшему возлюбленному золотую цепочку. На следующий день, когда  паломники возобновили свой путь в Логроньо, Жозефина объявила о краже. Цепочка была обнаружена среди  вещей Доминго, и несмотря на заверения в своей невиновности, юноша оказался на виселице.

Сраженные горем родители продолжили путь в Логроньо, где вознесли свои молитвы Богоматери, прося ее упокоить душу их несчастного сына. На обратной дороге они заехали в Санто-Доминго, надеясь в последний раз взглянуть на мертвого сына. Каково же их изумление, когда с виселицы они услышали живой голос своего сына. Доминго объявил, что Св. Дева Мария сохранила ему жизнь, и  велел родителям позвать коррехидора, чтобы лживая донья Жозефина заняла его место на виселице.

Коррехидор принял взволнованных паломников и их небывалые росказни холодно, под конец сказав: "О да,  сын ваш жив,  как и та жареная птица на  обеденном  столе". И пресловутый петух  встрепенулся, забелел оперением, прошелся по столу и закукарекал, а за ним, кудахтая, забила крыльями курица. Уверовав в чудо, горожане упросили благочествого Доминго остаться среди них, Жозефина же была вздернута на виселице. 

Как знают те, кто прошли Португальским путем через Барселуш, легенду о повешенном и ожившем петухе рассказывают и здесь.

Из дома богатого горожанина в Барселуше пропала серебряная утварь, и стража перерыла весь город в поисках вора. Подозрение пало на жителя соседней Галисии. Испанец клялся, что невиновен, что он оказался в Барселуше, так как шел Путем Св. Иакова в Сантьяго-де-Компостела во исполнение данного некогда обета. Однако судья не поверил словам галисийца и велел повесить его.

Утром перед казнью несчастный паломник пожелал снова увидеть судью, приговорившего его к смерти, и стражники привели его в магистрат. Судья сидел перед накрытым столом и как  раз собирался разрезать жареного петуха. Галисиец снова поклялся в своей невиновности и, указав на  петуха, красовавшегося в центре стола, воскликнул: "Истинно, я невиновен, и петух этот запоет тотчас, как меня повесят". Судья скептически отодвинул птицу - что ж посмотрим.

Едва злополучного паломника вздернули на виселице, петух ожил и закукарекал. Судья понял, что ошибся, вскочил из-за стола и бросился к месту казни... Слава Богу, веревка оборвалась, и судья с радостью объявил, что паломник невинен и свободен продолжать свой путь.

А по прошествии нескольких лет паломник вернулся в Барселуш и в благодарность за чудо, спасшее его от позорной казни, вырезал из камня крест - Cruzeiro do Senhor do Galo. Его и сегодня можно увидеть сразу за мостом около руин дворца.

Фото - Albergue de Barcelos