Mondoñedo – Castromaior, 21 км

День 56-й, 12 августа.

Проснулся после вчерашнего только в 9.30 и сегодня побил свой собственный рекорд по времени выхода. С утра у меня был большой соблазн остаться в Мондоньедо еще на день, так как теперь уже до самого Сантьяго  устраивать днёвку будет уже просто негде. Но в одиночестве это была бы уже совсем другая история – Брэд, Джозеф, ULTREIA!!!. И я подумал, что такая история будет совершенно пресной, а потому стоит ли тратить на это драгоценное время? В итоге вышел сегодня последним и неприлично поздно - около 11 утра. Брэд ушел первым, и больше мы уже никогда не встречались. Джозеф тоже вышел существенно раньше меня, но накрутил лишних шесть километров. В итоге ночевали в одном месте, но я умудрился прийти в альберг значительно раньше него. Уже за чертой города звуки галисийской волынки (по-местному gaita) и шум праздника преследовали меня еще около двух километров. Mercado Medieval был в самом разгаре – народ фестивалил. Мондоньедо никак не хотел меня  отпускать…

Переход ничем примечательным меня сегодня не порадовал. Отобедать остановился в кафетерии El Paso, что в местечке Абадин (Abadín). Ничего лучшего на этом отрезке в любом случае не найти, так что рекомендую. Пока отдыхал, подтянулась чешская пара, которую я первый раз встретил в уникальном муниципальном альберге La Caridad. Они даже угостили меня в прошлый раз пивом – такое не забывается! Слегка пообщались.

Сегодня я живу в совершенно новом альберге с трудновыговариваемым названием O Xistral Он находился прямо на тропе, и не заметить его было бы сложно. Местные оспитальеро, они же владельцы, рассказали, что открылись всего три месяца назад. Всё тут было отлично кроме одного – запах навоза буквально валил с ног. Впрочем, запах – это единственное, что немного оттеняло потрясающее впечатление от этого места.

Оказывается, само здание альберга было построено аж в 1700-е годы, и на то чтобы привести его в порядок у супружеской четы ушло около четырех лет. Большой сад, свежий ремонт, холодильник, полный напитков на любой вкус. В саду даже был бассейн. Жилье стоило 12€, ужин еще 10€ и завтрак еще 5€. В принципе, такой сервис, безусловно, стоил этих денег, тем более что между Мондоньедо и небольшим городком Вилальба (Vilalba), до которого, по самым скромным подсчетам, идти было 33км, никакой цивилизации (и уж тем более альбергов) особо не наблюдалось.

Вечером за одним столом со мной сидели в основном французы. Пара девушек средних лет и паренек-подросток в компании парня-весельчака лет 30-ти. Кстати, эту пару девушек хозяин альберга привез сегодня на машине: они умудрились пройти мимо весьма четких указателей и уйти дальше по тропе. Так что он специально съездил за ними на машине и привез нерадивых пилигримов обратно! Вот это сервис и забота о клиенте! Мой французский был совершенно не на том уровне, чтобы понять чрезвычайно беглую речь носителей, да еще, в добавок, обильно разбавленную слэнгом. К счастью, «весельчак» и еще одна француженка говорили по-английски, и мне не пришлось весь вечер сидеть в гордом молчании.

Забегая вперед, скажу, что французский паренек-подросток был вовсе не так прост, как о том говорила его субтильная внешность. Я бы не обратил на него никакого внимания, но, выйдя во двор, я увидел, как тот вовсю смолил сигарету. А парню было максимум лет 11! Весельчак позже рассказал мне, что паренек вовсе не его сын, а скорее подопечный, которого он сопровождал в процессе отбывания административного наказания. В русском языке мы назвали бы его «трудный подросток», и в нашей реальности он с практически 100%-й вероятностью уже тянул бы срок по малолетке. Во Франции же парню предоставили выбор: пройти Камино или сесть. Естественно, он выбрал первое. «Весельчак» позже рассказал мне, что он работает в одной из организаций, которая занимается социальной поддержкой и водит как раз таких трудных подростков различными маршрутами по Европе. Например, предыдущий раз и с другим подопечным они прошли 500 последних километров до Рима по Via Francigena. Вот это поворот!

Остаётся только порадоваться дальновидности французских функционеров и их отношению к судьбе человека, которую так легко сломать навсегда и чрезвычайно сложно направить в нужное русло. Бюджет для них обоих, по словам «весельчака», был строго лимитирован, и несколько последующих дней я с огромным удовольствием делился с ними то орехами, то еще чем-нибудь съедобным. До Сантьяго осталось всего 134 км!