Olveiroa - Muxia, 26 км

День 68-й, 24 августа. Эмоциональные горки. Катарсис.

Наутро погода никак не могла определиться: то моросил мелкий дождь, то было сухо. Вышел я самым последним, так как не мог решить: надевать мне дождевик или нет – идти и мокнуть изнутри ни разу не хотелось. В итоге пошел без дождевика, о чем очень скоро пожалел. Дождь шел все сильнее, лес становился все гуще и красивее, а меня все сильнее и сильнее охватывало чувство невосполнимой утраты. Я все четче осознавал, что через два ходовых дня все закончится, и я больше никогда не увижу тех мест, где мне было безумно хорошо, а главное, тех людей, что я встретил на Пути. Тех людей, которые сделали мой Камино, делились опытом и переживаниями, поддерживали и радовались вместе со мной, помогали и просто были рядом. Все те, кто изнывал от жары, мерз по ночам в палатках, матерился в голос на крутых горных перевалах и заливал боль вином из одной бутылки, падал, но поднимался и продолжал нести свой рюкзак, открыв душу надежде. Моё прощание с Camino было очень эмоциональным – я шел в тумане и рыдал, и чем хуже мне было, тем сильнее становился дождь.

Кульминация этой всеобъемлющей меланхолии была такой: мне навстречу шли две девушки, было понятно, что шли они из Мушии обратно в Сантьяго, я молча снял палку с правой руки и когда они приблизились просто протянул руку вверх и им навстречу. Одна из пилигримов смачно ударила своей ладонью о мою ладонь. Я принял эстафету. В наушниках пела Adelle, стоял густой туман, лил дождь, и я снова остался совершенно один посреди этой красоты. Страх, боль, гнев и неуверенность покидали меня. Я был мокрым от пота, дождя и слез. В такие моменты начинаешь верить что тебя не просто ведут по этому Пути, этот Путь сам выбрал тебя, он испытывал тебя, закалял твою волю и тело, дал тебе силу, опыт и вдохновение, а главное возможность познать радость простого человеческого общения, жить простой жизнью пилигрима и очистить душу и мысли от ненужной суеты мира. Эта мысль словно громом прогремела в моей голове, и мне вдруг стало очень легко и спокойно. Я осознал, что получил не просто привилегию, я почувствовал себя одним из тех счастливчиков, кому было позволено понять и пережить все это. Согласно статистике, в прошлом 2016 году до Сантьяго дошли 277854 пилигрима со всего мира, в том числе из России 876 человек. Россиян, прошедших до Сантьяго больше тысячи километров в течение одного сезона думаю можно пересчитать по пальцам. Это даже не потрясающе – это просто не укладывается в голове! Это колоссально! Меня охватило чувство бесконечной благодарности, я был счастлив и весел. Из глаз снова полилось, но это были слезы радости и счастья. Спасибо Святой Иаков, спасибо Святой Фермин за то, что позволили мне дойти до конца. За то, что я смог увидеть так много своими глазами и прожить то, что было уготовано не мной, но для меня. Странным образом дождь вдруг прекратился. Хотелось верить в то, что это не случайность. Я не религиозный человек, но я практически на физическом уровне ощутил связь с окружающим миром и природой. Да - мы заодно, мы банда!

Мысли обо всём этом целиком поглотили меня. Изначально я шел к мысу  Финистерра, но Путь завел меня гораздо дальше чем я мог себе представить. Он плавно подводил меня к осознанию того, что по-настоящему важны и ценны лишь эмоции, которые ты испытываешь прямо здесь и сейчас. Они уникальны и их не повторить, как не старайся: их не записать на бумагу или диктофон, не снять на фотоаппарат каким бы продвинутым он не был. Именно эти эмоции наряду с обретенным опытом выводят нас на новый уровень понимания окружающего, меняя картину мира и завершая процесс личностной трансформации. Прежнего человека больше нет. Скорлупа разрушена.

Я наконец вышел из леса и дошел до бара Truanes, что в городке Dumbria, где встретил пару пилигримов, среди которых была девушка которую я видел днем ранее в альберге Негрейры. Рыбак рыбака. Разговорились. Оказалось, что зовут её Claudiana и она из Албании. В процессе общения она не без грусти заметила, что не видела никого из соотечественников на всем Пути. Так что, можно сказать, что мне повезло – пройдя без малого 1200км, я встретил аж четверых россиян.

Следующая моя остановка была в баре Casa do Coxa в местечке Senande, где меня встретил очень гостеприимный, но от этого не менее своеобразный галисийский бармен, он же владелец заведения. Пока я пил свое пиво и делился с ним впечатлениями от пережитого, он приволок тарелку с вареными яйцами и предложил мне. Пилигрим не должен отказываться от того что даёт ему Путь, и по старой русской традиции я решил устроить проверку чье яйцо крепче. Каждый взял по яйцу, и мы с силой ударили их друг о друга острыми сторонами. Ни одно не разбилось..., оба были резиновыми. Гы гы! Я взял своё и кинул его об пол. Оно запрыгало по асфальту как мяч, бармен захлебываясь от смеха поскакал вслед за ним. Оба подпрыгивали. Я был его единственным клиентом не считая местного дедка, который был погружен в себя и все это время мирно дремал. Что это было, и кто это был - до сих пор для меня загадка, но запомнилось очень надолго. Картина маслом!

Оставшуюся часть пришлось снова идти под дождем. И без того дырявый левый кроссовок сделал дальнейшее передвижение крайне затруднительным: он полностью промок и размяк. Часть ступни фактически проваливалась так, что в месте дыры получилась своеобразная ступенька. Если бы не противоударная швейцарская стелька, то центральная часть моей левой ступни физически волочилась бы по земле. Думаю, не нужно объяснять, что далеко со всем этим не уйти. Естественно, у меня появилась новая мозоль.

В довершение всего телефон окончательно промок и перестал работать. Я приближался к Мушии без навигации, без связи, без фотоаппарата, измотанным физически, полностью опустошенным эмоционально, с огромной дырой в левом кроссовке и новой мозолью!. Думаю, у рядового гражданина подобный джентльменский набор вызвал бы легкую или не очень панику. Но я пилигрим, а значит с благодарностью принимаю и не жалею ни о чем. Однако я промок до нитки и устал, так что хотелось поскорее добраться до альберга. По прибытию в альберг Bela Muxia мне незамедлительно выдали бутылку холодного пива, мушиану и постельное белье.

Большего нельзя было и желать. Оставался всего один ходовой день до Финистерры. Уснул очень поздно – никак не мог оторваться от чудесной национальной музыки Галисии. Слушал ту самую композицию от Banda das Сrechas и Tanxugueiras.

Все как в тумане, помню только, что много думал, тоска никак не отпускала.