Pamplona. Cebada Gago и первая кровь.

День 20-й, 7 июля.

Итак, 4-х летний перерыв с времен моего крайнего забега в 2013 году окончен. Пора на практике проверить, что изменилось за это время и из какого теста я сделан теперь. Проверка обернулась настоящим вызовом. Cebada Gago – рекордсмены в нанесении травм разной степени тяжести и делают в среднем два укола рогами за забег. Они огромны и исполински сильны. Но, посчитав себя уже достаточно продвинутым райдером, (как-никак, это будет уже мой четвертый encierro), я решил не искать легких путей в этот раз.

План был таков: помолиться со всеми у статуи святого Фермина в начале улицы Santo Domingo, после чего занять позицию  ближе к концу той же улицы, и, пробежав печально известное место у главного фасада мэрии, где в 1995 году встреча с быками стоила райдеру жизни, добежать до ближайшего барьера с левой стороны на площади Ayuntamiento. Далее переждать на заборе, пока основная масса бегунов вместе с быками окажется впереди меня, и продолжить забег. По возможности добраться до арены.

К моему удивлению, встретил в толпе ожидающих бегунов двух белорусов в красно-белых косоворотках – отца и сына. Все мы здорово волновались, и такая приятная неожиданность была как нельзя кстати. Общение на родном языке несколько меня отвлекло и даже частично сняло предстартовое напряжение. Пожелав друг другу удачи и ударив по рукам, разошлись по местам. Сердце билось всё чаще…

Как показала практика, план был слишком амбициозным, и прямо с самого начала всё пошло не так. Для начала я не успел занять место прямо перед статуей San Fermin’a и молиться пришлось вдалеке. Не знаю, как это работает, но личное присутствие в первых рядах, видимо, играет тут ключевую роль. К тому же, в этот раз у меня не было необходимого в процессе молитвы атрибута – газеты. Молитва прошла как-то сумбурно и по этой причине, думаю, не была услышана. Помолившись, я ринулся вверх по Santo Domingo чтобы успеть занять правильную позицию.

Позиция была той самой, о которой я говорил, но стартовал я слишком поздно. Разобрать что-либо в толпе практически нереально, и я стартовал, только когда быки уже бежали вплотную с моими ближайшими соседями. Дальше начался хаос.

Успеть добраться до левого барьера не было никаких шансов, и я это отлично понимал. Если бы в тот момент я всё-таки попытался это сделать, то оказался бы в самом центре мясорубки под названием Cebada Gago. Когда жизнь в реальной опасности, мозг начинает работать лихорадочно быстро и ты, полагаясь на инстинкты и интуицию, принимаешь единственно верное решение. Я жарил на все деньги с одной лишь целью - добежать до ближайшего барьера справа и запрыгнуть на него. Еще несколько шагов, я запрыгиваю на заветный барьер и тут же получаю мощнейший удар сзади. Такое ощущение, что меня догнала бетонная стена. Что-то проволокло меня вдоль забора и с нечеловеческой силой впечатало в ограждение. Большая часть энергии удара пришлась на правое колено. Понять ничего не успел – всё произошло мгновенно. Крик, суета, все бегут, удар, я бьюсь коленом об забор, рядом кто-то падает, и все тут же бегут дальше, всё кончилось. Боли фактически не чувствуешь. Aдреналин - лучшая анестезия.

Оклемался, чуть-чуть пришел в себя, и тут же стартанул на левый барьер, куда изначально и стремился попасть. Основная масса народа уже была впереди, и сейчас здесь было немноголюдно. Вот-вот должны были появиться четыре кабестро (cabestro - ручной вол, который служит вожаком для скота, с его помощью управляют стадом). Они не заставили себя долго ждать, я сорвался с забора и бежал позади них до середины улицы Estafeta. Ворота на углу мертвеца в этот раз не закрыли, поэтому все желающие могли спокойно продолжить свой бег. Кабестро, надо сказать, премилые существа, бегут спокойно, не торопясь, от них можно двадцать раз увернуться, и при желании даже потрогать без особого риска. Но погонщик с его длинной деревянной палкой не оставлял ни единого шанса сделать это безнаказанно. Надеялся попасть на арену, пробежал всю улицу Estafeta, отрезок, именуемый Telefonica, и добежал фактически до начала Callejón, но чудес не бывает: арена к тому времени была уже закрыта.

По результатам первого encierro местные журналисты хором писали, что в этом году Cebada Gago открыли сезон малой кровью – только три бегуна получили ранения от рогов. Первым, кто в этом году ощутил на себе что такое мощь и сила быков Cebada Gago, был американец, которому досталось проникающее колотое ранение в середине Santo Domingo. Вторым «счастливчиком» оказался его земляк, северо-американский райдер 35-ти лет, которого бык серой масти настиг на внешнем радиусе поворота уже в конце Santo Domingo, прямо напротив здания мэрии. Бык умудрился набегу развернуть его и всадить рог прямо в грудную клетку. Именно он прикрыл меня своей широкой американской грудью, благодаря чему я отделался лишь синяком на правом колене и парой небольших царапин. Парня увезли в местный госпиталь, где он был прооперирован. Третьей жертвой оказался испанец 46-ти лет из городка Нафалья (Nafalla), который в середине Estafeta в качестве сувенира от Cebada Gago получил серьезное колотое ранение бедра Спустя некоторое время медики отчитались, что жизни всех троих ничего не угрожает.

Вот что творилось буквально в метрах от меня после того как бык Cebada Gago швырнул меня коленом об забор. На фоне этих фотографий я просто счастливчик. Комментарии журналиста весьма забавны – рекомендую прочесть.
К своему неописуемому восторгу я даже сумел найти себя на видеотрансляции этого забега. С 52-й по 59-ю секунду видео в нижнем левом углу можно наблюдать мои неловкие попытки убежать от быков.

Просмотрев запись и сопоставив хронологию событий, я обнаружил, что стоял ровно следующим за американцем, что получил рогом в грудную клетку. Я находился буквально в полуметре от него. Так близко к быкам я не оказывался еще ни разу. Это был шок! В холодном поту рассматривал детали произошедшего. Никому не рекомендую повторять мой опыт. Граница относительной безопасности в encierro эфемерна, и если вы считаете что контролируете ситуацию, то идите и объясните это быкам. Они быстро дадут понять любому кто тут главный. Минут 15 после окончания забега меня откровенно трясло. Навстречу шли бегуны ровно с такой же реакцией. Не в силах сдержать эмоции, я даже обнял нескольких человек с которыми довелось стоять рядом в начале. «Мы сделали это, мы пережили encierro с Cabada Gago!» - слышалось со всех сторон. Как говорил классик, «доктор жить позволил», а посему пора возвращаться на бренную землю и начать решать повседневные вопросы. Прежде всего это касалось жилья.

Прямо на Пути, еще за крепостными стенами, практически на берегу реки Арга, находился небольшой домик –  Casa Paderborn. Это был единственный альберг, который работал в период проведения Сан Фермин по принципу "первый пришел - первый заселился", и ни о какой предварительной брони речи тут не было даже близко. И, как мне сказали в туристическом офисе, это был единственный для меня шанс переночевать сегодня за вменяемые деньги. Цена  вопроса 7€, плюс завтрак 3€. Casa Paderborn - муниципальный альберг от немецкой ассоциации друзей Сантьяго, и остаться там более чем на одну ночь мне никто бы не позволил. Всего 26 мест. Пришел туда за час до открытия и оказался уже пятым в очереди. Вся инфраструктура в наличии, но пользоваться ею нельзя. Как мне впоследствии объяснил местный оспиталеро Рейнер, пузатый и очень колоритный немец с огромными усами, городской муниципалитет строго следит за тем, чтобы они ни в коем случае не составляли конкуренцию частным альбергам и прочим заведениям, массово кормящимся вокруг фестиваля. Для меня подобная постановка вопроса новостью, конечно же, не стала. И так понятно, что тут всем заправляет длинный эскудо! Рейнер, надо отдать ему должное, отчетливо понимал ситуацию и матерно крыл фестиваль, а также всё, что с ним связано, заранее и весьма безапеляционно заявив мне, что в его альберге «никакой сиесты нет и быть не может». 

Иньяки из Casa Ibarolla, когда я рассказал ему что нашел жильё за 7€, был в шоке и сумел выдавить из себя лишь одну фразу: «Русский, ты не пропадешь нигде!», напомнив при этом, что если я вдруг захочу остановиться у них в период следующего Сан Фермина, вакантные места еще есть и самое время их бронировать. Что характерно, он не шутил, и бронь мест на San Fermin за год - нормальная практика.

Прямо за Casa Paderborn находится довольно большой парк, естественной границей которому служит река Арга и её маленький приток. Воспользовавшись возможностью, расположился на коврике с видом на реку и сделал зарядку. Тишина и покой. «Идеальное место, чтобы устроиться на холодную ночевку под открытым небом», подумалось мне. Однако слышимость в альберге отличная, и всю ночь нам не давали спать какие-то крики и непонятные движения,  происходившие в парке. Рейнер поделился своими наблюдениями, и сказал, что в парке частенько ночуют черные торговцы всяким сувенирным хламом и полицейские то и дело будят их по утрам без-каких либо церемоний – резиновой дубиной по ребрам. Мол, «пошли вон»! Перспектива ночевки в таких условиях казалась мне всё более заманчивой…