Sobrado dos Monxes - Arzua, 21 км

День 61-й, 17 августа. Muñeira gallega и пятая компания.

Проснулся в 5.20 совершенно разбитый, позавтракал в том же Cafeteria Plaza Sobrado, и вышел в 6.40, еще затемно. Тут же мне пришлось убедиться, что вчерашнее скотское поведение испанской молодежи – не случайность, а тренд. Группа испанских юношей шла в 300-х метрах впереди меня, и мне пришлось их обогнать, так как было просто нереально выносить их ор и гогот. В утренней тишине все это слышалось совершенно отчетливо, и вызывало когнитивный диссонанс с пасторальной картиной умиротворенной галисийской провинции.

Благодаря отзывам пилигримов, прошедших путь до меня, я уже имел хорошее представление о том, что финал пути сильно отличается от его начала и даже середины самой атмосферой. Надо сказать, что это действительно так. Я не буду никого критиковать и осуждать, но финал Пути создает ощущение туристического аттракциона со всеми его атрибутами, когда по манерам, словам и даже выражению лиц большинства идущих рядом с тобой людей становится понятно: «слышал звон, да не знает где он».

Конечно, здорово, что все больше паломников идут этот Путь, и осуждать кого-то только потому, что они не прошли весь Камино целиком, от самого начала, глупо. Да и где это начало, ведь мало кто сможет похвастать Камино, пройденным в его каноническом варианте - «от двери до двери, и обратно». Но для меня стало совершенно очевидно, что идя ТОЛЬКО последние 100 или 200 км, пилигрим, вне всяких сомнений, лишает себя главного - возможности измениться. А ведь святой Иаков приготовил для каждого паломника целый парк испытаний, переживаний и радостей. В преодолении заключена вся суть Камино, его идеологический стержень. Для этого пилигрим и открывает дверь своего дома, выходя в неизвестность - чтобы измениться «вопреки» и «не смотря на». Но всё это достигается лишь длительным упорным трудом и желанием работать над собой. А для этого нужны время, воля и вера. Возможно ли получить опыт, необходимый для дальнейшей трансформации, не пережив всё это и не пройдя очень непростой и тернистый путь духовного роста и становления?

Последние несколько дней ступни уже не просто болели. К тому моменту я привык воспринимать боль в ногах как совершенно естественный фон и практически перестал обращать на неё внимание. Однако сейчас организм уже не просто предупреждал меня, что что-то не так. Это был удар кувалдой по голове для «особо понятливых». Самыми тяжелыми неизменно были первые несколько шагов по утрам. Ноги от ежедневной нагрузки активно расплывались вширь, и это легко было понять по правому кроссовку, ткань которого начала здорово изнашиваться, и даже местами рваться от трения с правой стороны. До Сантьяго и нескольких дней отдыха оставалось всего три ходовых дня, и хвала Святому Иакову, что все три перехода оказались короткими.

Arzua - весьма оживленный городок, полный пилигримов и всяческой инфраструктуры, связанной с паломничеством. Очень много незнакомых лиц, ибо именно здесь Camino del Norte и Camino Frances сходились в единый Путь. Северян, насколько я успел убедится в этом визуально, намного, намного меньше. Оказалось, что по статистике Norte идут только 6% пилигримов!

Заселился в альберг Via Lactea, что всего в 100 метрах от центральной площади. Преприятнейшее место со всем необходимым. Очень просторно, чисто, аккуратно и по адекватной цене. В качестве бонуса ставят очень красивую печать красного цвета. Словом, рекомендую. Проштамповать креденсиаль в мэрии я не успел, но зато в туристическом офисе мне выкатили целый план действий на вечер и посоветовали пару мест, чтобы грамотно отобедать. В итоге выбрал ресторан Teodora, о чем ни разу не пожалел. Там же встретил Хесуса с Сарой и их друзьями неформалами-нонконформистами. Вместе поели, меня даже угостили вином. Настроение, естественно, лучше некуда.

Окрыленный пошел на мессу в Iglesia de Santiago de Arzúa, что на центральной площади.

Месса начиналась в 19.00 и, надо сказать, что это была первая полноценная месса для пилигримов, которую я посетил к этому моменту на моём Пути. Велась она на испанском и несколько отличалась от православных служб, на которых мне доводилось присутствовать. Священник пригласил двух пилигримов к алтарю и они зачитывали отрывок из писания, после чего все хором молились и пожимали руки всем стоящим в непосредственной близости. В отличие от St.Jean Pied de Port никакого хорового пения мною замечено не было. В 21.00 на той же площади должен был начаться концерт местной фольклорной музыки, и я заранее устроился в Café Teatro, что прямо через дорогу, где подавали отличный разливной сидр. Чуть позже подтянулся Хесус с женой, и мы чудно беседовали о разном. В процессе начался концерт, и я подошел прямо к сцене, прихватив с собой сидр, чтобы лучше все услышать и рассмотреть.

Традиционный галисийский фолк я слышал впервые в жизни, и он был чрезвычайно самобытен. Женский хор в национальных костюмах, баян, галисийская волынка, скрипка и бубны – вот весьма незамысловатые слагаемые успеха у местной публики. Музыка очень живая и позитивная. Музыка гор и долин, музыка солнца и хорошего настроения. В комбинации с сидром она произвела на меня потрясающее впечатление. Восторг!

Ничем не выдающийся, но милый городок Arzua разом стал для меня квинтесенцией Камино в Галисии, разделив это почетное звание с Mondonedo и Mercado Medival, который там ежегодно проводится и который мне посчастливилось посетить.

Однако дуалистическая природа Пути снова дала о себе знать. Я стоял у дерева, метрах в 10-ти от сцены, передо мной на стульях сидели местные аксакалы, а сразу за ними, но ровно передо мной стояли те, кому «за». Так вот эти 50-60-ти летние испанцы вели себя ни чуть не лучше столь раздражавшей меня на Пути молодежи: они громко разговаривали, смеялись на публику и даже орали, стараясь докричаться друг до друга сквозь музыку. Естественно все это мешало слушать и меня лично такое поведение просто бесило. Я попытался было их вразумить, но от меня попросту отмахнулись. Может быть в их глазах я был гайдзин или же дело было в возрасте (я моложе минимум лет на 20), но вне зависимости от их мотивации впечатление было несколько испорчено.

Слегка недоумевая и матерно порыкивая на беспечность испанцев, вернулся в бар к Хесусу за добавкой сидра. Мимо проходила большая и шумная компания пилигримов. Слово за слово, познакомились. И тут вдруг оказывается, что среди них есть одна россиянка. Уставились друг на друга квадратными глазами – оба не ожидали встретить соотечественника «in the middle of nowhere ». Она была из Казани, и звали её Самира. В её компании были: сварщик Miguel (aka Манги), IT-инженер Fernando (aka Чими-Чен) с девушкой, юрист Alexandro и Victoria – итальянцы, и еще пара человек, но их имен я не запомнил. Манги с энтузиазмом заливал в себя очередной джин с тоником, был уже не особо вменяем и в целом вел себя как Cid Vicious в лучшие его годы. Его главный друг и сподвижник Чими-Чен был немного спокойнее - видимо, подруга его несколько отвлекала от процесса, но отставал он не сильно. Вся эта веселая компания шла Французский путь и, по рассказам Самиры, росла и множилась в процессе. Чуть позже я стал свидетелем того как это обычно происходит – к нам присоединилась еще одна испано-итальянская пара пилигримов: Matteo из Болоньи и Martha из Барселоны. Болтали с Сэм без умолку. Впечатлений масса. Потом долго спорили с Мартой об отношении жителей Барселоны к понаехавшим туристам и обсуждали небезызвестный инцидент с местными радикалами и туристическим автобусом. Маттео рассказал, что начал в Roncesvalles, большую часть французского пути проехал на велосипеде, а затем пошел пешком. Разница, с его слов, колоссальная! Идти гораздо сложнее. Поделился с ним своими наблюдениями о невоздержанном поведении испанцев, но понимания, и уж тем более одобрения не последовало. Более того, Маттео сказал, что я не должен был одергивать местных престарелых дебоширок на концерте. Мотивировал тем, что в чужой монастырь со своими правилами не лезут и в целом если люди так себя ведут, то только потому, что тут так заведено. Для них это нормально.

И действительно, вникнув в детали местного менталитета, можно сказать, что южане, прежде всего испанцы и итальянцы, большую часть жизни проводят вне дома, активно социализируясь. Для них не так важен социальный статус, материальный достаток и уровень потребления. Главное – это стремление жить полной и интересной жизнью. Отсюда гипертрофированная экспрессивность и у одних, и у других. Алкоголь же усиливает этот эффект многократно.

Пятая компания на моём Пути оказалась, пожалуй, самой шумной, весёлой и многочисленной. Было интересно, и поэтому спать я ушел только после часа ночи. Такое со мной случилось на Пути впервые. При этом народ и не думал расходиться. В голове гудело. Сильно гудело.